«Городские новости» от 12.07.2013 г. №2801 — Имущественное РАНение

Автор: Алексей Трешин

Академики отдельно, приборы — отдельно

Реформа Российской академии наук (РАН), предложенная Министерством образования и науки РФ, вызвала шквал критики в научном сообществе. Суть преобразований, которые готовят чиновники отечественной науке, заключается в том, чтобы избавить учёных от забот по административному управлению, распределению финансов, распоряжению имуществом и создать им условия для занятия исключительно научными исследованиями.

Сейчас российская наука почти полностью находится на содержании государства. По этому поводу даже существует старинная шутка о том, что учёный — это человек, который удовлетворяет собственное любопытство за государственный счёт. Основные научные силы в нашей стране представлены шестью академиями: РАН (крупнейшая, с 483 подведомственными организациями), Россельхозакадемия (295 организаций), Академия медицинских наук (65 организаций), Академия образования (21 организация), Академия архитектуры и строительных наук (семь организаций) и Российская академия художеств (две организации). Члены РАН президента себе избирают сами, но утверждает его глава государства.

Академии наделены правом распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению, а добра там немало. Кроме институтов академиям подведомственны научные центры, исследовательские лаборатории и многое другое. Например, в состав РАН, включая Дальневосточное, Сибирское и Уральское отделения входят 549 организаций, имущество которых расположено в 69 субъектах Российской Федерации, в ближнем и дальнем зарубежье. За ними закреплено около 14 тысяч объектов недвижимости и порядка 270 тысяч гектаров земельных участков и водных акваторий. В ведении организаций РАН находятся объекты специального и гражданского назначения, в том числе уникальные приборы, крупные научные сооружения, научно-исследовательский флот. Причём это многомиллиардное имущество по сути является государственным и по закону не подлежит приватизации.

Принадлежащее академии имущество и стало причиной всех нынешних скандалов вокруг РАН. Правительство РФ обвинило академиков в том, что за хозяйственными заботами они совсем забросили науку. “Финансирование за последние несколько лет выросло многократно, а ощутимых результатов не наблюдается” — заявил министр образования и науки Дмитрий Ливанов.

Основным критерием оценки эффективности учёных для правительства является количество научных публикаций российских исследователей в мировых научных журналах. К слову, существует международная база научных статей “Сеть науки” (Web of Science), в которой доля российских публикаций уже несколько лет находится возле цифры 1,68 процента. Полгода назад даже была поставлена задача увеличить их количество до 2,44 процента к 2015 году, для чего было предложено организовать специальные центры помощи нашим учёным по написанию научных материалов на английском языке.

Видимо, эта мера не оказалась действенной, и Минобрнауки решил форсировать ситуацию — в Государственную думу был подан проект закона о реформе отечественной науки. Предлагается РАН, РАМН и РСХА отделить от их имущества и слить их во вновь образованное общественно-государственное объединение “Российская академия наук” — превратить в общественную организацию типа ДОСААФ. Кстати, по такому же принципу устроены ряд научных организаций в Европе и США. Имуществом подведомственных академиям организаций будет управлять Агентство научных институтов РАН.

Такое отделение от имущества возмутило академиков. Они уже прозвали не созданную пока организацию “Наукосервисом”, по аналогии с печально знаменитым по коррупционным скандалам “Оборонсервисом”.

— В первую очередь нас возмутили предпосылки или, иными словами, официальная версия причин, почему академия наук нуждается в реформировании, — говорит Василий Шабанов, председатель президиума Красноярского научного центра, председатель Совета научных советов СО РАН, академик. — Нас обвиняют в том, что финансирование увеличили, а результаты всё равно низкие. Это абсолютно не соответствует действительности. Существуют специализированные международные структуры, которые ежегодно подводят итоги деятельности большинства научных центров мира. Приведу в пример Scopus, который охватывает данные трёх тысяч мировых научных центров — академий, университетов, обществ. Так вот, в этом рейтинге за прошлый год Российская академия наук находится на третьем месте после Китая и Франции. Если же начать сравнивать уровни финансирования, сколько отпускается на науку в Китае и сколько у нас, то становится совершенно понятно, что коэффициент полезного действия у российской науки самый высокий в мире.

По словам Василия Шабанова, тезис об увеличении финансирования РАН за десять лет в пять раз — тоже не совсем верный. Дело в том, что Академия стала платить налоги на имущество и землю. Не стоит забывать и об инфляции, так что, по словам эксперта, о каком-либо значительном увеличении финансирования говорить не приходится. То есть в абсолютных цифрах денег стало больше, однако в сухом остатке всё остаётся на прежнем уровне. Руководитель Красноярского научного центра отмечает, что неслучайно все международные научные организации стали писать обращения в защиту РАН, считая крайне неразумным реформирование одной из самых эффективных научных организаций в мире.

Эксперты уже много лет говорят о необходимости реформирования российской науки. Сам министр Ливанов утверждает, что уже более восьми лет участвует во всевозможных обсуждениях и круглых столах по этой теме. Вновь избранный президент РАН академик Владимир Фортов пришёл со своей программой реформ. Но тут что-то случилось. Всё выглядит так, будто у Министерства образования и науки лопнуло терпение и было решено учинить блицкриг: без обсуждений, кулуарно, был подготовлен законопроект, который был оперативно передан в парламент, откуда ему, как было объявлено, обратной дороги нет.

Конечно, к учёным прислушались — в законопроект были внесены поправки, которые несколько видоизменили будущее РАН. Но в главном всё осталось по-прежнему: академики — отдельно, имущество — отдельно. И кто “хороший” здесь, а кто “плохой”, сказать трудно — взаимные обвинения выглядят очень убедительно.