Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Федеральный исследовательский центр 
«Красноярский научный центр
Сибирского отделения Российской академии наук»

Красноярск научный в военные годы

7 мая 2020 г. ФИЦ КНЦ CO РАН

Красноярск научный в военные годы

Военные годы заложили фундамент для появления в Красноярске академической науки. Колыбелью большой науки в городе стал педагогический институт. Это произошло благодаря таланту и целеустремленности одного человека – Леонида Васильевича Киренского.

В Красноярске до войны существовало лишь два высших учебных заведения – лесотехнический институт, открытый в 1930 году, и педагогический, появившийся спустя три года. Когда началась война, большинство преподавателей ушли на фронт. Так, например, из лесотехнического института в Красную Армию вступили 536 человек. Но оставшиеся сумели так организовать учебный процесс, что вузы продолжали готовить специалистов. Так же была перестроена структура научных исследований – приоритетными стали направления, имеющие военное значение.

Уже во время войны в 1942 году на базе эвакуированных Воронежского и Ленинградского стоматологических институтов в Красноярске был основан медицинский институт. Неоценимый вклад в его становление внес талантливый хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, епископ Лука. С первых же дней войны Войно-Ясенецкий, находясь в ссылке в поселке Большая Мурта, пришел к руководству районного центра и предложил свои опыт и знания для лечения раненных. Он был назначен ведущим хирургом эвакуационного госпиталя № 1515, где проводил сложнейшие операции и читал лекции студентам. За научные разработки новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений Валентину Феликсовичу была присуждена Сталинская премия, которую он пожертвовал в фонд помощи сиротам Великой Отечественной войны.

Именно военные годы заложили фундамент для появления в Красноярске и академической науки. Колыбелью большой науки в Красноярском крае стал педагогический институт. Это произошло благодаря таланту и целеустремленности одного человека – Леонида Васильевича Киренского. Молодой кандидат физико-математических наук приехал в пединститут по распределению после окончания аспирантуры в Московском государственном университете в сентябре 1940 года. Оказалось, что он был первым в городе физиком – кандидатом наук, к тому же страстно желавшим организовать научные исследования.

«Всего за какие-то полгода он создал небольшой, полный надежд коллектив физиков, пробудил в нем жажду научного творчества, став направляющим ядром его развития. Сразу были установлены контакты с промышленными предприятиями города, например, с электротехническим отделом паровозовагоноремонтного завода, инженеры и начальники цехов которого отнеслись к просьбам работников кафедры внимательно и с пониманием. В двух подвальных комнатках, отведенных для будущей научной лаборатории, постепенно накапливались инструменты и необходимые материалы», – рассказывает Ирина Самсоновна Эдельман, доктор физико-математических наук, профессор, главный научный сотрудник Института физики им. Л.В. Киренского Красноярского научного центра СО РАН.

Воодушевленный первыми успехами, Леонид Васильевич в мае 1941 года пишет письмо в отдел науки Центрального комитета ВКП(б): «В сентябре 1940 года я был направлен в город Красноярск в Пединститут для работы в качестве заведующего кафедрой физики. По приезде в Красноярск мне стало ясно, что в связи с превращением города Красноярска в промышленный центр Сибири и Дальнего востока возникает необходимость создания магнитной лаборатории. С этой целью мною был организован семинар по ферромагнетизму для сотрудников кафедры физики, был заказан ряд приборов, в том числе мощный электромагнит, который был изготовлен в конце апреля 1941 года. Однако для пуска в ход магнитной лаборатории требуется ряд приборов и материалов, которые приобрести Пединститут не может.

Прошу оказать содействие в деле организации магнитной лаборатории при Красноярском пединституте. Сотрудники кафедры физики без этого оборудования не могут приступить к выполнению диссертационных работ».

Великая Отечественная война внесла коррективы в планы Киренского. В первые годы войны в армию были призваны более 150 преподавателей и студентов педагогического института, 37 из них пали на полях сражений. Однако занятия в институте не прерывались ни на один день. Во время войны в учебном корпусе находился военный госпиталь. За институтом оставили только подвальные помещения: два из них занимала магнитная лаборатория Киренского, в третьем был стрелковый тир.

Еще до войны Леонид Васильевич обдумывал постановку на кафедре прикладных работ, но обстоятельства заставили заниматься ими интенсивно и неотложно. В августе в Красноярск начали прибывать первые вагоны с оборудованием эвакуированных предприятий и первые военно-санитарные поезда. На судостроительный завод, в корпусах которого в 1941 году разместились авиаремонтные мастерские Тульского авиационного завода, выпускавшего запчасти к бомбардировщикам СБ и ДБ-3М, а позднее и «летающие лодки» ЛЛ-143, поступило несколько вагонов металла, в которых была сталь различных марок. Необходимо было срочно ее рассортировать. Обратились в педагогический институт с просьбой оказать помощь в этой работе. В короткое время был изготовлен простой прибор, в основу которого положен известный ранее сортировщик авиационных сталей.

Работа на заводе завершилась – сталь пошла в производство, но исследования продолжались. В июне 1942 года был изготовлен более совершенный сортировщик сталей. Месяцем позже Леонид Киренский и Виктор Башуров предложили метод и прибор для сортировки заклепок по двум различным маркам сталей. Новый термоэлектрический сортировщик стали был компактнее, производительнее и давал результаты, полностью совпадающие с данными химического анализа.

В отзыве специалистов завода, где производились испытания, 14 июля 1942 года впервые появилось официальное название «Магнитная лаборатория Красноярского педагогического института». Сам Леонид Васильевич считал, что рождение лаборатории состоялось в январе 1942 года, и первой продукцией ее явилась не научная статья, а конкретная прикладная работа – прибор, в котором нуждалась оборонная промышленность страны.

Не успел завод рассортировать перепутанные стали, как военные представители обнаружили на готовых крыльях самолетов заклепки из разных марок алюминиевых сплавов. И вновь главный инженер завода Петр Смирнов обратился с просьбой к Киренскому оказать срочную помощь. Поручив институтские дела своим коллегам, Киренский вместе с Башуровым приступил к конструированию нужного прибора, в его основе лежала схема уже известного устройства, разработанного во Всероссийском институте авиационных материалов до войны.

«Несколько суток работали Киренский и Бащуров, не выходя с завода. Поблагодарив физиков за самоотверженную помощь, главный инженер предложил Леониду Васильевичу выписать счет, и был удивлен мизерной суммой, которую указал ученый. Оценив по достоинству проделанную работу и зная, в чем нуждаются работники магнитной лаборатории, дирекция завода выделила нужные приборы и материалы», – рассказывает Ирина Самсоновна Эдельман.

Слава о разработках сотрудников магнитной лаборатории дошла и до других заводов страны. В пединститут стали поступать заказы на изготовление приборов от Красноярского комбайнового, Иркутского авиационного и других заводов. За помощь заводам страны в военное время Красноярский пединститут получил денежную поддержку от исполкома Краевого совета на приобретение нужного оборудования для магнитной лаборатории.

Все прошедшие войну сотрудники кафедры физики вернулись в лабораторию и продолжили исследования, что в конечном итоге привело к созданию в Красноярске первого академического института, Красноярского государственного университета (ныне – федерального) и, наконец, Красноярского научного центра.




Поделиться:



Наверх